25.02.2021

Сказки замков Восточной Пруссии: Шаакен

20.10.2010 Nadin

    Октябрьский чистый воздух, холодное солнце, отражающееся в росинках в зеленых листах, простор и отгороженность, свобода и неприступность, гордость и простота, и может быть, совершенно иное осознание слова «замкнутость».

Ведь вокруг так много воли, ветра, солнца и запаха шторма на Куршском заливе. Раскрываешь объятья, а в них не вмещается всё это великое великолепие!

И натыкаешься взглядом и сердцем на каменные выступы стен – они сжимают, опоясывают, всячески сдерживают, но в то же время в их круге так безопасно и спокойно – ни один враг не приблизится.

Забираешься в сохранившиеся верхние этажи постройки. Поразительное ощущение! Будто ты в какой-то компьютерной игре лазеешь по заброшенным катакобам. И такие виды открываются – вот одинокое дерево – словно знак протеста на фоне серого неба, вот украшенные бисером ягод сады, вот поседевший клок травы выделяется на фоне пока ещё зеленых холмов.


А спустишься в подземелье – и на тебе – Музей Инквизиции, уставленный макетами всевозможных орудий пыток. Ещё и экскурсовод стращает, что мол кости нашли при разборе подвалов, что человек какой-то был в стену замурован. Блин, и так страшно от вида всей этой нарисованной кровищи, от могильной сырости подвалов Шаакена и периодически подмигивающего фонарика.

     Скорей бы уже на воздух. Крутые ступени – и вот он снова уютный двор замка – здесь пасутся настоящие козы, куры, гуси и благородные лошади, ещё разгуливает на правах хозяина огромный чёрный котище Воровай, который ну просто влюбился и оккупировал Аби с первых его шагов по брусчатке крепости – прилип к нему, как манишка – и не отлепишь!

   Блин, в Средние века чёрных котов ведь сжигали вместе с ведьмами, а этот каким-то образом умудрился выжить, да ещё и получить статус «хранителя замка». Сторожилы говорят, что во все века за Шаакеном присматривал большой чёрный котище – быть может, Вороваю 740 лет?

     Ведь именно столько можно дать, согласно дошедшим до нас документам, Шаакену. Дело в том, что в 1270-м году Тевтонский орден окончательно переоборудовал захваченную прусскую крепость Зоке в нормальный орденский замок: углубил рвы (раньше их роль выполняли ручьи), укрепил вал, замостил двор, чтобы вода под наклоном стекала в колодец – хранилище, оборудовал арсенал, зал для советов, спальню для братьев-монахов.

     Трудно представить, но долгое время по этой земле не ступала нога ни одной женщины – до того жёсткая дисциплина здесь была. Да и как по-другому, ведь изначально назначение этого бастиона заключалось в том, чтобы «прикрыть» с моря со стороны Литвы нападение на большой епископский замок, что стоял по соседству, был богатым и влиятельным.

И Шаакен был идеально подготовлен для этого: практически овальный диаметр, что было редкостью в череде «четырехугольных» замков Тевтонского ордена, несколько единиц артиллерии (макеты осадных орудий тоже с избытком представлены во дворе крепости: здесь есть катапульты, требушеты, пушки на колесах), отряд братьев-монахов, готовых в любую секунду начать «круговую оборону» и всё необходимое для долгой обороны.

     Видимо, понимая всю мощь Шаакена, враги не совались сюда ни разу за всю историю замка. Лишь однажды огненные языки пламени распустили свой алый стяг над стенами замка – во время Великого крестьянского восстания пруссов, когда те пытались вернуться к своим старым, языческим богам, захватили замок, установили здесь языческую чашу для жертвоприношений, украшенную руническими знаками… вобщем не прошло и 2-х недель, как тевтонцы – лучшие профессиональные воины тех времен в мире отобрали назад цитадель: из жертвенника сделали «крестильную чашу», нацарапали распятие на другой её стороне – и были таковы.    А пруссы, ну что же пруссы? Даже когда их насильно заставляли обжигать кирпичи для строительства новых стен Шаакена, они тайком на кирпичах рисовали волчьи лапы, веруя в то, что волки придут на зов, растерзают ненавистных тевтонцев, а их, пруссов, ясное дело, пощадят – они же вроде как свои, местные… Волки не пришли. Замок так и остался (с 1331 г.) резиденцией камерария (т.е. управляющего близлежащей территорией области Самбия) и дальнейшая его история связана исключительно с немецкими завоевателями, пардон, хозяевами этой земли. В Средние века Шаакен был своеобразным трамплином для продвижения по орденской иерархии – тихий, спокойный, надежный. Им несложно управлять, в нём тебя точно не убъют, да ещё и повысят по карьерной лестнице – не жизнь, а сказка!

Кстати о жизни. Ещё с конца 13-го века вокруг укрепленного замка стали обустраиваться рыбаки, потом огородники и прочий обслуживающий персонал, образовалось поселение Лиска Шаакен (в переводе с древне-прусского «военный лагерь Шаакена»), все жители которого, конечно же, были под защитой гарнизона.

В конце XIV века здесь были уже десятки ремесленников, два трактира, два сапожника, пекарь, купец, мясник, портной и садовник, которые получили землю и «одну лошадь на всех для утренних работ.»

В настоящее время на территории замка работает таверна по образу и подобию то самой, которая была здесь 600 лет назад: тусклый свет ламп и фонарей, висящих у потолка, мрачный каминный зал, украшенный кабаньими шкурами и оленьими рогами, развешенными на стенах, репликами разного оружия (арбалеты, секиры), подковами и гвоздями ; деревянный трон, керамические горшки, утварь.

Здесь продают свежесваренное пиво, балтийскую селедочку, обжаренные колбаски и ещё много всякого.

Вот вам и все преимущества стилизаторов перед реконструкторами. Одни создают уют и «атмосферу» в замке, другие… в общем, не буду о печальной судьбе Инстербурга снова.

    Шаакен попал в совершенно другие руки. Сегодня из него делают нормальный, качественный коммерческий проект. В нём живёт семья стилизаторов, которая устраивает в туристический сезон экскурсии, увлекательные шоу, зрители которого превращаются в участников. Ребята очень-очень стараются и сделали уже офигительно много, особенно в сравнении с несчастным Инстербургом! И сделают ещё больше?.. Если сделают…

Есть классный инвестиционный проект, согласно которому Шаакен будет полностью восстановлен на деньги иностранных инвесторов, рядом построят уютный отель в стиле замка, а ещё викингосскую деревню и много-много всяких других объектов, призванных возродить интерес общественности к старине и к прусской истории.

Но… обязательным условием инвестиций в Шаакен является право собственности тех, кто даёт деньги – это нормально вообще-то – бизнес хочет иметь гарантии. А наше правительство принимает закон о том, что все объекты культуры отныне должны принадлежать православной церкви. И получается, что прямо накануне полного восстановления замка спонсорам говорят, что права собственности у них не будет с вероятностью 85%. Всё затормозилось.

   Срок аренды замка семьёй стилизаторов заканчивается в 2010-м. Без них Шаакен погибнет. Что будет завтра стилизаторы сказать не могут. Они ждут. Мы надеемся.

RSS Понравилась заметка? Подписывайся на обновления блога!

В рубриках: Сказки замков Восточной Пруссии | Комментировать »

Оставьте свой комментарий

Внимание: Комментарии модерируются, и это может вызвать задержку их публикации. Отправлять комментарий заново не требуется.