22.01.2020

Битва на Тайербурском мосту, 1242

25.01.2017 Nadin


Тайебур многое видел на своём веку. Наверное всё-таки бывают такие притягательные места силы на стыке тектонических плит, или разломов земной коры (не знаю), которым суждено быть в центре волнений и переломных моментов истории, гореть, кровоточить, потом возраждаться и снова затухать — по синусоиде — после стресса длительный сон, запустение, и даже если его уничтожить до нуля, разобрать по камешку средневековые террассы, подвалы Тайебур возродится в первозданном замкнутом, обособленном виде — загадочный и угрюмый, немногочисленный и непритязательный.
В 1242-м году он был почти как сейчас — маленькая коммуна, подворье, куры, башня. Единственная яркая деталь — это каменный мост в 2 обоза шириной. Стояло лето, с далекого моря доносился свежий бриз. В замке заседали заговорщики — ни много-ни мало английский король Генрих и некоторые из мятежных, неопределившихся баронов молодого Людовика Святого. Они обсуждали перспективу возврата части графства Пуату, исторически принадлежащую предкам Генриха, всего лишь обсуждали, вернее, торговались и приценивались, что бы эта затея могла принести одним и какие последствия иметь для других. Естественно у закрытых дверей стояли их вооруженные отряды, но, впрочем, это ещё не было восстанием в полном смысле этого слова, но могло им стать.

Весть о том, что молодой король скачет к Тайебуру стала громом среди ясного неба. в спешке было сложно понять, сколько с ним людей, и как теперь следует поступать, ведь представить присутствие английского монарха в замке как соседский визит было не возможно.
Было решено драться. Крепкие стены должны были защитить мятежников.
Зазвенели доспехи, мечи, ополченцы стали спешно готовиться к обороне замка.
Когда противник появился в зоне видимости и оказалось, что Людовик привёл с собой совсем маленький отряд не более сотни воинов, вассалы осмелели — их гарнизон выдвинулся навстречу, готовясь к столкновению на открытой местности перед мостом, где шансов у врага было меньше из-за недостаточной численности. Но в войне ведь всякое бывает. Вот и в этом сражении, стоило ему только завязаться, всё запуталось, завертелось, перемешалось. Воины короля атаковали, причем не после моста, а прямо на нём. Звенели кольчуги от ударов стрел и мечей, часть людей попадало в воды Шаранты. Неприятель напирал, но, конечно, у защитников замка хватило бы сил сдержать и отразить этот натиск. Как вдруг небесный блеск лат, сказочный конь и гебовая мантия: «Это король! Король! Это же сам Людовик идёт в бой!»

Моральная дилемма «предавать, или не предавать» у коменданта Тайебура предстала вдруг совсем в другом свете. Убивать сюзерена нельзя было ни в коем случае! И дело даже не в хитросплетениях кровных уз, а в том, что в случае если хоть один волос сюзерена упадёт с его головы, любой сосед, коих поблизости множество, получит повод захватить эти земли и будет на 100% прав в своём праве.
Был скомандован «Отбой» — одно простое и единственно верное слово.
Людовик оценил мудрость защитников Тайебура, сохранив им жизни и назначив многотысячные выкупы. Как знать-может, если бы не было этих денег, не было бы ни 7го, ни 8го крестовых походов, ни войны алой и белой роз, ни легенды о Святом короле…

Один из главных выводов, которому учит нас это сражение: не уверен-не воюй.

RSS Понравилась заметка? Подписывайся на обновления блога!

В рубриках: Тактика | Комментировать »

Битва при Касселе, 1328: охрана боевого порядка на марше

01.01.2017 Nadin

06
В исторической ретроспективе победа рыцарской французкой армии над мятежными ткачами-фламандцами в 1328-м году под Касселем привела к настоящей цепной реации в экономике Европы:
— Фландрию обложили непосильной данью, регион стал стремительно беднеть.
— Англичане потеряли рынки сбыта шерсти и стали нести ощутимые убытки.
— Собственно Кассель был разграблен, потерял многих своих сыновей, был отброшен назад на несколько десятилетий в своём развитии.
— Французы вернули престиж и веру в кавалерию после нескольких неудачных стычек с пешими воинами.

000
В совокупности все эти факторы привели к сложному хитросплетению амбиций, недовольства, подкрепляемые экономическими интересами, подтолкнули правителей Англии и Франции к Столетней войне — может быть, косвенно, но, впрочем, не будь этого важного звена, вся история старушки-Европы могла пойти по другому руслу.
Так что же так произошло — вечером в августе в 1328-м?

  • Пункт первый. Необъяснимая атака фламандцев. Наверное, они хотели достичь эффекта неожиданности, или крепко верили в свою звезду, или боялись лучников, или недооценили французов. В любом случае не подготовленный лобовой удар, не контролируемый и не координируемый никем, больше был похож на глупость, или дерзкую выходку, чем на разумный шаг.
  • Пункт второй. Охрана авангарда и арьергарда кавалерии на марше. Всё просто — кони шли в середине, по бокам французских рыцарей прикрывали пехотинцы. Именно они приняли на себя отчаянный удар фламандских ткачей, задержали и защитили рыцарей. Наверное, там творился настоящий ад — плотные ряды, только ты и твой товарищ справа и товарищ слева и огнедышащая смерть, опаляющая лицо.
  • Пункт третий. Круговая оборона французов. Построение в форме «короны», столь редкое в средние века, морально устаревшее со времен античности, что примечательно развернутое прямо из боевого марша. Пожалуй, в тактическом плане это было действительно великолепное достижение, заслужившее виктории.
  • Пункт четвертый. И всё-таки ни охранные отряды, круговая оборона не принесли перелома в ходе битвы. Сражение затягивалось и угрожало закончиться без ощутимого перевеса одной из сторон. Как вдруг… французы разомкнули кольцо! Ошалевшие от радости фламандцы рванулись в эту брешь (ведь теперь они могли ворваться в тылы и буквально перетыкать врагов в спины копьями), реально поверили во всей этой неразберихе, что побеждают, что французы бегут и нужно их только добить. Ни о каком сохранении боевых порядков не могло быть и речи — монолитный фламандский строй, как в бутылочное горлышко просачивался в разрыв «короны». Всё оказалось лишь трюком, захлопнувшейся мышеловкой, и, как любят писать переводчики хроник, лишь ночь смогла укрыть своими тёмными рукавами фламандцев от полного уничтожения. Французские всадники замкнули кольцо вновь и безжалостно перебили более 3000 фламандцев. Погиб их предводитель Николас Заннекин, Фландрия была поставлена на колени, а французский молодой король Филиппа VI, первый из рода Валуа, возгордился, подавил бунт, набил казну, нажил извечных недргов — вобщем всё правильно сделал.
  • 0001

RSS Понравилась заметка? Подписывайся на обновления блога!

В рубриках: Тактика | Комментировать »

Осада Керака, 1183: свадьба во время штурма

27.12.2016 Nadin

Humphrey_IV_of_Toron_Isabela
К сожалению, или к счастью, но в нашем мире очень трудно придумать что-то по-настоящему новое и оригинальное. Вот и Петрарка со своим «пиром во время чумы» неуловимо, ассоциативно пересекается с одной историей времен первых крестовых походов, когда грозный Саладин – великий мусульманин, не чуждый рыцарских взглядов на мир, лишился лёгкой победы над христианами из-за «свадьбы во время штурма».
Предыстория этой осады банальна и не благородна: крестоносцы, нарушив перемирие, ограбили несколько караванов паломников и захватили город Акба, открывающий прямой путь на священную Мекку. Провидение требовало отмщения, а сарацинское войско – осады Кераки – славной цитадели крестоносцев.
Этот замок был хорош сам по себе. Выстроенный в 1142-м году бывшим слугой короля Пайеном де Мильи, знатным кулинаром придворных интриг и заслужившим баронство за годы своей безукоризненной дипломатической карьеры при Иерусалимском короле Фульке Молодом, бастион и по сей день приманка для жадных глаз, а в 3-й четверти 12-го века был ещё и важнейшим опорным пунктом на почти ничейной, спорной территории. Толстые стены, круглые башни с узенькими бойницами, он словно олицетворял всё приторно французское и ненавистное на просторах тёплой Иордании.
Саладин подступил с достаточными для быстрого штурма силами. 9 катапульт бомбили стены с утра до самого вечера, не делая перерыв на время полуденного зноя. Лучники подстерегали возможных дезертиров и посланцев за помощью. Основные пешие и конные силы базировались у подножия замка на выжженной солнцем долине. Источники приводят данные о 22-х тысячах саранцин, защитники крепости навряд ли могли насчитывать более 8-ми тысяч воинов.
Ситуация для французов усугублялась ещё и тем, что в Кераке жил 17-летний наследник Иерусалимского короля Годфрид (по-французски Омфри, по английски Хамфри) и его мать Стефанья де Милльи – леди Трансиордании, весьма влиятельная фигура на Ближнем Востоке тех лет, из-за 3-х своих политических браков, собственного высокого происхождения и большого количества правящих родственников – практически неприкосновенная даже для самого Саладина. Вот она-то и стала, по всей видимости, автором очень женского плана «Свадьба во время штурма». Невестой стала 9-ти-летняя девочка, принцесса Изабелла, сестра короля крестоносцев Балдуина IV. Хроники запечатлели для нас церемонию: Изабелла в красном платье и короне, подчеркивающей статус, обручается с Годфридом. Миниатюра не передает, к сожалению, свист каменных ядер, летящих над башнями, но, впрочем, при наличии минимальной фантазии его можно представить.
Параллельно Стефанией было направлено письмо Саладину, в котором говорилось о том, что и он сам не так давно был пленником замка, и с большими почестями «гостил» у леди Трансиордании. К письму прилагались богатые дары: коровы, овцы и вино. В память о тёплом приёме мать просила не бомбить башню молодоженов и дать им насладиться медовым месяцем.
Компромисс казался приемлемым. Тем более, что вместе с письмом сарацину Стефанья написала ещё одно, гораздо более важное – графу Триполи Раймунду, регенту при малолетнем короле Балдуине IV, и вот за бепрепятственной доставкой данного послания Саладин следил очень пристально. План был прост – выдвижение сил Балдуина автоматически снимает риск атаки большой армии на Мекку. Изящная многоходовочка, лишающая Рено де Шатийона шанса закрепить нежданное, стратегическое преимущество на священном для любого мусульманина направлении, ведь штурмовать в одиночку город не решится даже такой отчаянный крестоносец, как Рено. Ему нужен был Балдуин для смертельного удара в сердце ислама.
Тем временем Балдуин выдвигается с большими силами на выручку сестре и её теперь уже мужу. Сарацины ждут для приличия сколько можно. А потом, порядком покромсав стены Керака, но не тронув и волоска на головке Изабеллы, Стефании и Годфрида с трагическими лицами снимают осаду и убираются восвояси без победы, но, впрочем, и без поражения тоже.
Сколько было убито во время этого инциндента? Возможно, что и никого. В источниках нет информации. Прокаженный король Балдуин торжествует – от одного его имени дрожит грозный Саладин. Такая милая, короткая ложь как пилюля умирающему от проказы Иерусалимскому владыке. Кажется, в фильме «Царство небесное» есть отсылка к этому историческому эпизоду – там Балдуин носит маску, скрывающую следы проказы. В действительности вряд ли он к осени 1183, когда происходили эти события, мог даже ходить, не то, что ехать верхом да ещё и в душной маске. Но, однако же, сестру спас и людей освободил – подвиг, как на него не взгляни. Через полтора года Балдуин скончался. Наследник Годфрид его трон не занял – там сложная тема, основная версия, изложенная в летописях, что он сам отказался из-за мягкотелости, но, сдаётся мне, это была жертва во имя жизни. Брак с Изабеллой был расторгнут, мнений супругов в этом вопросе не спрашивали. Ну и вообще то, что творилось на святой земле с браками не поддаётся описанию – по 4 штуки как минимум на каждую леди. Ну а Керак войска Саладина всё-таки захватили в 1187-м.

RSS Понравилась заметка? Подписывайся на обновления блога!

В рубриках: Тактика | Комментировать »

600 лет битве при Айзенкуре

26.10.2015 Nadin

Сегодня юбилей одной из самых известных битв Средневековья – 600 лет сражению при Айзенкуре!
Знали бы тогда идущие на смерть воины,что их потомки отменят границы между Англией и Францией и будут тонуть под гнётом мусульман, афроамериканцев и беженцев…
Тематическая подборка фильмов
Общеобразовательный, документальный:

Художественный Генрих V: 1415 (по У.Шекспиру)

Реконструкция

Выставка в музее Армии

Ну и немного экспериментов с ролевки «Война роз» 2006 в Крыму

RSS Понравилась заметка? Подписывайся на обновления блога!

В рубриках: Тактика | Комментировать »

Битва при Нефельсе, 9 апреля 1388: особенности горной войны

13.07.2015 Nadin

 

Удивительно, что сражение при Нефельсе, поставившее точку в первой швейцарско-австрийской войне, практически не изучено, в источниках о нём, как правило, упоминается буквально в нескольких строках, даже не абзацах, а подробных исследований не то, что в России, но даже на Западе нет.
3
Думаю, всему виной традиция освещения этой битвы в ранних источниках как какого-то недоразумения, несчастного стечения обстоятельств, по вине которых отборные австрийские войска погибли на просторазх кантона Гларус.
Тут вам и внезапный апрельский снегопад, и туман, и обрушение моста виноваты.
Лишь бы только не признавать тактические просчеты военной компании Габсбургов.
Но давайте по порядку.
В апреле 1388 года шеститысячная габсбургская армия осадила взбунтовавшийся Нефельс. Чуть ранее этот город посмел объявить о собственной независимости от могущественных имперских князей. Естественно Габсбурги не могли не отреагировать, ведь, если оставить безнаказанным наглый Нефельс, то и остальные города тут же разбегутся, пользуясь прецендентом. Так что апрельское вторжение в швейцарские земли имело явно реакционный, а вовсе не завоевательный характер.
2
Австрийцы подошли к городу тремя партиями. Первой командовал граф Тоггенбургский, второй — Ганс фон Верденберг-Зарганс, и наконец, третью часть войска вел рыцарь Петер фон Торберг.
Если всматриваться в исторические силуэты горе-предводителей австрийского похода на Нефельс, создаётся впечатление, что герцог Леопольд отправил на усмирение непокорных швейцарцев «кого не жалко», или вернее, «кто сам хотел и вызвался». Ведь дом Тоггенбургов приобрел графский титул и статус только в 13 веке, Верденберг-Зарганс также к 1388 был абсолютно обесденежен, и вынужден срочно искать и хвататься за любую возможность наживы, только чтобы сохранить достижения предков в веках (вот и в швейцарские края он шёл, прежде всего, чтобы поправить свои дела и постараться выкупить трижды заложенный фамильный замок), что до Торберга — третьего сына своего отца, имеющего вообще очень слабые перспективы на титул, или наследство — для него война должна была стать ремеслом по року рождения, потому что сеньорство и духовная стезя были уже заняты его старшими братьями.
00

Как видите, все трое предводителей габсбургского войска были кровно заинтересованы в том, чтобы показать себя на войне и обогатиться, для них это был шанс, который выпадает не так часто и не каждому в жизни.
Они вели за собой на неспокойный Гларус 100 всадников, и множество пехотинцев. Людей, знамен и копий было вполне достаточно для выполнения поставленной задачи, примерно на 20% численность габсбургского отряда превосходила всё боеспособное население Нефельса. С провизией и маршбросками тоже проблем не намечалось, всё-таки это была всего лишь Швейцария — окраина родной огромной страны, а не какая-нибудь загадочная Святая земля, куда по легендам вторгались их героические предки.
04
И поначалу все эти благоприятный факторы, как и следовало ожидать, сыграли на пользу австрийам. Им быстро удалось осадить Нефельс. Враг, впечатленный астрийской мощью и блеском, быстро ретировался. Окресные деревни, согласно старой традиции, обязанные поплатиться за самовольство бунтовщиков, успешно грабились. И всё шло по плану, кроме одного — нефельское ополчение не было побеждено и уничтожено в бою. За всю компанию убитых швейцарцев было катастрофически мало, чтобы вернуться ко двору Леопольда Габсбурга с надеждами на возвышение по феодальной лестнице. Кроме того, по пути можно было запросто нарваться на подживающую в засаде неприятельскую армию.
Разведка докладывала, что основные силы швейцарцев ушли совсем недалеко — в ущелья Раухберга — до них меньше дня езды на коне.
00
На военном совете в Нефельсе было над чем поразмыслить. С одной стороны город захвачен — цель достигнута. С другой — можно добиться перелома в войне, отомстить за Земпах, приструнить всех остальных бунтовщиков и развить успех до головокружительных высот. Пока моральный дух солдат высок, их легко вести в погоню за врагом. Нужно было рисковать. И австрийцы рискнули!
На утро было назначено раннее построение и выдвижение в сторону гор.
В этом месте хроники старательно описывают стегопад и метель, внезапно налетевшие на австрийское войско, и изрядно потрепавшие их на марше.
KONICA MINOLTA DIGITAL CAMERA
Не будем забывать, что швейцарские воины были в тех же условиях плохой видимости из-за снега и тумана. Так что отмазка с погодой не принимается.
Другое дело — что места для австрийцев были не самые знакомые, тогда как жители кантонов (к этому времени ури и Швиц уже выслали своих инструкторов «лесной войны» на помощь соседям и братьям по разуму), конечно, намного лучше ориентировались на пересеченной местности.
Им не составило труда заманить австрийцев в узкое место между скалами. Таким образом, сразу же решалась проблема с флангами, широкой фронтальной атакой, кавалерийским наскоком — главными преимуществами войска Габсбургов.
В то же время тактическое преимущество швейцарских лучников и алебардистов становилось очевидным.
Но всё-таки горцы не спешили.
02
Действуя по принципу, мы начнём с вами драться там и тогда, когда захотим, они вначале сравняли численность своего и австрийского войск. В горах это было сделать очень просто: нужно лишь сбросить в узком месте на отряд противника громадные камни: один покатится, за собой потянет остальные — в завале погибнут не все, но многие, потому что в котле Раухберга реально деться некуда, не возможно моментально развернуть шеститысячное войско. Добавьте град стрел, а также хоть и незначительные, но всё-таки потери, понесенные габсбургскими войсками при осаде Нефельса и во время партизанской войны, когда раскулачивались крестьяне близлежащих деревень. Итог такой, как и было задумано швейцарцами:

  • 1. нет численного перевеса у противника,
  • 2. враг зашёл в ловко подготовленную для него ловушку, в узкую долину между гор,
  • 3. опыт ведения горной войны тоже на стороне швейцарцев, командование австрийских войск очень молодое, самоуверенное, не способное справиться с паникой, в которую вовлекут их Ветераны Земпаха.

На этот раз у швейцарцев всё получилось даже лучше, чем могло быть.
После камней и стрел, застигших войско Тоггенбурга, шедшее первым, на марше, началась паника в австрийских рядах: вместо того, чтобы закрыться щитами и перестроиться, пехотинцы побежали. Отчасти это произошло из-за того, что больше всех от камней пострадали лошади и командиры, которые ехали на них. Ситуация усугублялась тем, что швейцарцы догоняли, ранили и убивали напуганного соперника.
Коммуникация между габсбургскими отрядами была очень слабая, можно сказать, её не было совсем. Поэтому увидев, что союзники бегут, пехтинцы Торберга и Верденберг-Зарганса также частично начали разбегаться. Лишь бы уйти из засады ущелья, а там отлежаться, перегруппироваться и дать бой.
Но отступить организованно — это тоже надо уметь. У австрийских полководцев не было этого полезного навыка, не было шансов взять контроль над ситуацией.
1
Спешка во время переправы через мост, который казался выходом и шансом на спасение, привела к перегрузке и обрушению ненадежной конструкции. Многие упали с высоты в ледяную, стремительную, горную реку и погибли.
А положение габсбургской армии, и без того незавидное, стало вообще катастрофическим. Больше нечего было терять, кроме своих никчемных жизней. А потому, потеряв путь к отступлению, австрийцы развернули фланг, и. будучи в меньшинстве, дали отчаянный бой свирепым швейцарским алебардам. Сколько в тот день жизней осталось на бойках топоров и алебард, на остриях кинжалов и мечей ветеранов Земпаха и новых нефельских героев — одному Богу только известно.
01
Для Леопольда Габсбурга поход на Нефельс оказался просто катастрофой. Вскоре он был вынужден отказаться от прав на все Швейцарские земли — слишком дорого они ему обходились.
И хотя в истории ему удалось сохранить лицо, не в последнюю очередь благодаря политически верному изложению причин поражения в хрониках, а также фактически выкупив останки рыцарей для захоронения у победителей, Гларус он окончательно потерял.
03

RSS Понравилась заметка? Подписывайся на обновления блога!

В рубриках: Тактика | Комментировать »

Битва при Весткаппеле, 1253: коварство дюн и гордость рыцаря

10.03.2015 Nadin

Повсюду дюны, свинцовое, нависающее небо, ветер и вода.
img_5019
Плавание было не столь долгим, сколь утомительным, ибо качка, лошади, доспехи, плохая еда, мало места и проклятущие ветра, от которых не привыкшим к сквознякам рыцарям Лотарингии было нигде не скрыться. Их фламандские и северо-французские «коллеги» держались получше, а простолюдины и вовсе находили удовольствие в кромешном кошмаре плавания, но в целом и общем после такого «морского отдыха» нужно ещё неделю отдыхать, набираться сил ,а не лететь в наступление завтра, нет, уже сегодня!
4
Не успели высадиться, а уже в атаку. Как бишь называется это богом забытое место? И не город, и не селение, а просто прибрежная деревушка какая-то – Весткаппель на острове Валхерене в Зеландии. И почему этого прохвоста антикороля, а по существу ну просто мелкого голландского графика Вильгельма нельзя было наказать на континенте? Вот как, скажите, мощному рыцарскому коню в тяжелых доспехах, попонах и со всадником скакать по разлетающемуся во все стороны песку, в который копыта проваливаются и вязнут? Как тут набрать необходимую скорость, чтобы разметать немецкие построения?

Пришлось спешиваться, идти на позицию, будто ты простой солдатик-пехотинец. Как идти, если ты здесь впервые, а противник знает каждую трещинку, каждую пещеру и кустик на своей территории?
Вот там за пригорком, могу поклясться, я видел несколько коварных 6фризов, притаившихся и только и ждущих момента, чтобы всадить свои острые дротики в наши спины.

А впереди армия фогта Флоренса. Да что ж за издевательство такое?! Я, Арнольд III, граф де Гин, должен идти на смерть от руки ну даже не равного мне по титулу. Про Флоренса судачили разное – одни считали его бастардом, другие «названный братом» — самым близким другом Вильгельма Голландского, третьи говорили, что он и правда брат родной, младший, но, судя по собачьей преданности Вильгельму, в это верилось с трудом. Да и имя у командующего немецкой армией вовсе не династическое. Другое 2дело Адольф фон Берг, Отто Гельдерн, Генрих Брабансткий и Вальрам Лимбург, чьи там ещё знамена видны? И всё же эти знатные сеньоры, стянувшиеся из Европы, как мы, на запах наживы, лишь подыгрывают, а главная партия у Флоренса и его пехотинцев.

Тем временем, авангард нашего войска уже достиг линии соприкосновения с треклятущими германцами. Гвидо, союзник мой, подожди, дай подтянуться и вместе ударим!!!

Но Фландрский граф и без того долго ждал реванша над ненавистным соседом. Видимо ,чтобы вдохновить личным примером он сам яростно бросается в битву. Впечатленные рыцарской доблестью родственника, Ги и Жан Дампьеры – будущее нашего прекрасного королевства также летят в рукопашную в самое пекло битвы. Мальчишки! Их мать убьёт меня, если с ними что-то случится. Нужно ускоряться!
4
И Арнольд фон Гин со своими лучшими воинами вливается в эту массу уже слегка ошалевших от крови и насилия воинов, идёт на прорыв, клином рассекая неприятельские редуты. Ещё чуть-чуть! Уже видна спина Ги Дампьера, мгновение – и людская масса поглощает его.
Неужели опоздал?
Рывок. Оглушительное биение сердце в голове.
Фуух! Дампьер-старший ранен в ногу:

«Скорее помогите графу Ги! Где твой брат? 9 Где Жан?»

«Я не знаю. Я видел, как стрела попала ему прямо в лицо, я видел много крови…»

Кто-то из оруженосцев бросается на помощь раненому сюзерену. Его брата Жана также вскоре найдут, он выживет и также будет продан за колоссальную для Фландрии и Эно сумму выкупа, но Дампьеры заплатят, у них не будет такой роскоши рисковать наследниками.

Тем временем немецкие отряды всё туже затягивали 5удавку на шее фламандско-французской армии. Умело действуя на флангах, используя знание местности и способность воевать в непогоду, когда ни одна стрела не летит в нужном направлении, и не возможно использование кавалерии, кучка за кучкой голодранцы из числа армии фогта Флоренса отсекали куски численно превосходящей армии противника: пехотинцев убивали, феодалов брали в плен, и упрямо продвигались вглубь тылов противника.
Отступать фламандцам было некуда: со всех сторон вода. И потому ожесточенное сопротивление продолжалось до бесконечности, а вернее, до приезда Вильгельма Голландского. В сумерках 1белоснежный конь короля и его алые знамёна произвели на Арнольда фон Гина странное впечатление – Вильгельм казался неземным призраком, существом из другого мира, в котором нет криков боли и ужаса в глазах солдат, смотрящих в глаза смерти, нет жадности горячей стали, нет усталости, рухнувшей на тебя тяжестью стотонных свинцовых небес Зеландии.
«Милорд, предлагаю вам сдаться», — в очередной раз наглый юнец Адольф из рода Бергов пытается пленить меня, но лучше смерть, чем унижение перед германцами… Но всё же выхода другого нет. Битва проиграна. Наша превосходная армия разбита, наши полководцы ранены и уже в плену…

 -Я отдам свой меч только лично в руки королю Вильгельму! — произносит Арнольд III фон Гин, выбирая земляка в качестве своего тюремщика.

Занятно, что 4именно эта, в общем-то несущественная деталь рыцарской гордости не к месту и чести не в неподходящий момент запала в душу составителю Тиллских аналов, а оттуда вошла и в другие хроники и энциклопедии.
Но с другой стороны, а есть ли на свете что либо дороже гордости всегда в любой ситуации и в любое время?

RSS Понравилась заметка? Подписывайся на обновления блога!

В рубриках: Тактика | Комментировать »

Битва при Бесвайлере, 22 августа 1371: если рано начать праздновать победу

07.03.2015 Nadin

0001
Мы не будем копаться в политических предпосылках сражения, ведь у каждой стороны была своя правда, а раз уж дошло до кровопролития, то, значит, противоречия по-другому было никак не разрешить. Давайте посмотрим по существу на расстановку сил в лагерях противников 21 августа близ Бесвайлера, накануне решающей битвы.

С одной стороны 2500 копий – условно назовём эту сторону «войском Брабанта», так как амбициозный и агрессивный герцог Брабанта был, можно сказать, инициатором земельного спора, и соответственно его людей было больше всего в строю. Но, конечно, в коалицию входили также наёмники из Фландрии, Генегау, Бара, Клеве, Намюра и Льежа.

С другой – в лучшем случае 1600 всадников, из которых 1000 рыцарей герцога Вильгельма фон Юлиха уже стояли на позиции и 600 союзников из Гельдерна были на подходе, но пока вне зоны видимости.
2mr9287pmrw
Вечерние сумерки разносили по долине запах солдатских похлебок. То здесь, то там брякали оружейники, начищавшие до блеска рыцарские латы перед завтрашним решающим сражением. Изредка устало ржали кони – марш-бросок дался им тяжелее всего, и сейчас, на заслуженном коротком отдыхе животные набирались сил также, как их хозяева, и пехотинцы, и обслуга. На позиции несли караул часовые. Завтра всё решится! Кому-то из них улыбнётся фортуна, одарив богатыми трофеями, кто-то пленит богатого наследника, кто-то сложит буйну голову. Но, впрочем, о плохом в такие минуты не думаешь, ведь на стороне Брабанского войска такой большой численный перевес! Они мигом разметают своих неудачливых соседей и примутся грабить, собственно ради этого в такую даль пришли наёмники, этого дня ждали, принимая на веру слова нанимателей о скорой выплате жалованья, которое они почти и не видели за время перехода от Брюсселя через Левен на Маастрихт, переправы через Маас, далее через Фалькенбург и Хеерлен, где у Римбурга вышли к реке Вурм, и форсировав её, заняли, наконец, позицию.
01
Герцогу Вильгельму фон Юлиху невыносимо было видеть такую огромную армию на границах своих фамильных владений. Мучимый сомнениями, он практически не спал всю эту ночь.

«Нужно подождать союзников» — в один голос твердили ему советники и полевые командиры.

«Но каждый день ожидания даёт фору врагу, который отдохнёт ,восстановит ресурсы, ограбит мои земли и не факт, что сам не нападёт первым,» — думал Вильгельм, ведя сам с собой мысленный спор, как это с ним часто бывало.
1
«Нет! Медлить нельзя ни секунды! Разве не самые отважные воины в моем войске? Разве они воюют не за свою землю? Всё решено – с рассветом атакуем!»
02
И с этой мыслью герцог Юлиха на часок забылся беспокойным сном.
С первыми проблесками рассвета 1000 его копий ринулись в бой.

Брабантцам оставалось только удивляться беспримерной храбрости своих соперников, ну и, пользуясь своим численных превосходством, направо и налево рубить всадников. «Внезапная» фронтальная атака не удалась… да и была ли она внезапной, если 2 неприятельских лагеря стояли друг напротив друга несколько дней? Опрокинутый юлихский строй рассыпался на глазах – их поражение уже было очевидным для всех. Победители частично спешились и уже начинали делить добычу. Их боевые порядки были в полном беспорядке: кто-то преследовал убегающих врагов, кто-то открыто мародерствовал.
001
И тут неожиданно к Вильгельму подоспело подкрепление: герцог Гельдерна со своими шестью сотнями рыцарей ворвался на поле боя, как настоящий торнадо.

400 благородных рыцарей из брабансткого войска были убиты на месте, множество нобелей было взято в плен, и лишь единицы успели спастись бегством, чтобы вернуться бесславно домой и встать перед проблемой невыносимого долга наёмникам, выплат выкупа за пленников, а также компенсаций за убитых коней и утерянное снаряжение кондотьеров – 1 миллион 200 тысяч мутонов нужно было где-то взять при том, что годовой доход Брабансткого герцогства составлял 50-75 тысяч мутонов.

А всё потому что рано начали праздновать победу и оказались не готовы отразить атаку Эдуарда Гельнбернского. Ну да оставим экономические последствия битвы там же где её политические предпосылки.

Ведь в этом сражении был ещё 1 поучительный момент. Тот самый прекрасный и доблестный, золотоволосый герцог Эдуард, который так своевременно ворвался на уже проигранные юлихские позиции свежим резервом и победоносной лавиной, в конце битвы снял шлем, дабы получше запомнить и осознать всё величие своей победы … и был убит попаданием в шею шальной (как потом говорили) последней стрелы неприятеля…
2
Читайте также:

RSS Понравилась заметка? Подписывайся на обновления блога!

В рубриках: Тактика | Комментировать »

Военные формирования: корона

25.07.2014 Nadin

3
По-видимому,4идея круговой обороны
, где все стоят к плечом к плечу на одинаковых условиях, нет крайних-виноватых-неудачливых, сильно занимала умы средневековых хронистов, в особенности когда они задавались вопросом, как же могли незнатные, непрофессиональные воины из числа обычных горожан противостоять цвету могущественного рыцарского войска, численно превосходящего и значительно лучше вооруженного?
А иначе ну как объяснить упоминание боевого порядка типа «корона» в рукописи Иоанна Винтертурского. Монах 5повествует о нём в контексте описания конфликта между графом Рудольфом Габсбургом, будущим королем Рудольфом I и отрядом не покорных бернцев, имевшем место в конце 13 века.
«Бернское войско, собравшись в круг наподобие короны и сомкнувшись, образовало боевой порядок, ощетинившись копьями.»
По-видимому, это не что иное, как ранний «ёж» с той разницей, что имеются выпирающие «зубцы», которые как бы просеивают ряды атакующих. Кроме того, из описания дальнейших событий битвы следует, что «корона» внутри пустая, в отличие от ёжика, потому что:
8
«Восхищённые его гибелью отряды графа в едином яростном порыве, словно дикие звери, накинулись на вражеское войско и расстроили его (боевой порядок). »Если бы ряды обороняющихся были бы плотными до предела, то прорвать строй было бы фактически не возможно. Растоптать всех – да, но расстроить – нет, воинам просто некуда было бы деться.7
Относительно описания битвы сделаем всё же небольшую поправку на то, что Иоанн винтертурский всё же родился на 20-30 лет позже описанных событий и сочинял хронику на основе рассказов других людей и собственных знаний. Так что круговое построение «корона» можно смело индуцировать на 14 век. Ну и обосновать применение как раз необходимостью сражаться в условиях многократного численного превосходства противника.
2
Читайте также:

Построение «Клин»
Построение «Свинья»
Колонна и шеренга
Построение смешанного типа11

RSS Понравилась заметка? Подписывайся на обновления блога!

В рубриках: Военные формирования | Комментировать »

Кьоджа, 1379-80: отрезать пути к отступлению

20.07.2014 Nadin

кь8
При всей своей крутости, финансовой и военной мощи Венецианская республика никогда ещё до осады Кьоджи не сталкивалась с такой большой бедой. Было интересно интриговать на расстоянии, дергая за ниточки, или грабить и разорять где-то далеко за морями людей, которых не знаешь и не ценишь. Но когда вдруг катастрофа нависла над сердцем республики, таких в былые времена хладнокровных и расчётливых правителей скрутила по рукам и ногам паника. Венеция не могла ни сражаться, ни капитулировать – вот ведь парадокс. А вышло так.
Извечный ненавистный конкурент Генуя, заручившись поддержкой венгерского короля и падуанцев, столь удачно подгадала момент для осады Кьоджи – маленького городка в нескольких километрах от Венеции, что на ум тут же приходят мысли о предательстве, ну или разведке. Ну да не важно.
Сама Кьоджа была поселением на островке, соединенном с сушей тремя каналами. И вот представьте одним далеко не прекрасным августовским утречком 1379 года просыпаются жители и видят вместо спокойных бухт и благословенных богом волн мачты 47 ужасных генузских галер, приплывших сюда под командованием Дориа, чтобы жечь, убивать, захватывать.
Chioggia
10 дней длилась героическая оборона. Кьоджа была отрезана от поступлений еды с суши – там шли на соединения с генуэзцами их союзники. Собственных военных ресурсов у обороняющихся практически не было – всё потому что полупират, в прошлом пьянчужка студент, а ныне легендарный предводитель венецианского флота Карло Дзено вместо того, чтобы защищать кьоджинцев, где-то носился по Далмации, грабил Адриатическое побережье, мобилизовав под собственные нужны все имеющиеся галеры и солдат. Мог помочь грамотно составить план обороны сухопутный гений тактики и стратегии Витторио Пизанно, но он сидел в тюрьме за то что рискнул и потерпел неудачу в предыдущем походе против Генуи. Последняя надежда – на деньги, то есть кондотьеров, но для её реализации нужно было чуть больше времени, чем могли удерживать маленькую Кьоджу защитники города.
кь4
Капитуляция. Разграбление. Пожары. Насилие. Сколько ещё страшных слов предстояло выслушать за 4 месяца оккупации давнего врага? А ведь впереди близилась ещё большая катастрофа. Падение самой великолепной сеньоры Венеции! Об этом было страшно подумать даже в кошмарном сне. Однако, всё к этому шло. Поставки продовольствия прекратились. С суши угрожали одни, с моря другие. Никаких хороших новостей. Один стресс кругом. Венеция принимает решение сдаться, начинает договариваться от отправке высокопоставленных послов из числа хозяев города. Но венгерский король, подпирающий с севера, отказывается гарантировать их жизнь. Ну то есть вообще безвыходное положение! Уж даже и предлагаешь сдачу, а её не берут…
кь5
Остаётся только молиться и, слегка спустившись с небес на землю, приниматься за разбор завалов. Перво-наперво выпустили из заключения Пизанно. Он тут же начал действовать. По друзьям-знакомым своей партии собрал огромное богатство и отправил его кондотьерам, чтобы те коварно ударили в спины венграм и падуанцам и разблокировали продовольственные пути. Освобождать Венецию с севера должен был неуловимый Джакомо де Ковалли, стоявший во главе 4000 конных наёмников, 2000 пехоницев и 1000 арбалетчиков. Этого было более чем достаточно, чтобы наказать гордых венгров.
кь9
Параллельно Пизанно проводить внутреннюю мобилизацию. В строй ставят всех от мала до стара: лавочников, ремесленников, даже мелких купчишек – всех учат, строят, раздают оружие из запасов отцов-хранителей города на воде.
Это войско, каким бы худым и неопытным оно ни казалось, нужно было, чтобы как раз отрезать пути к отступлению в момент, когда начнут атаковать кондотьеры, ведь венгры под предводительством Франческо да Каррара могли и тупо ломануться и занять саму Венецию, укрепиться там и чёрт бы кондотьеры их выковыряли из этой консервной банки.
На практике этот план правда был реализован не столь удачно, как планировалось изначально. Кондотьеры не смогли одним ударом рассеять силы Каррары и завязли в долгой маневренной войне на широкой местности. Отчасти это объяснялось тем, что ни у одной их сторон не было ощутимого численного перевеса. И пока в дело не вмешался австрийский герцог, да с юга не стали поступать тревожные сообщения о неудачах генуэзцев на море, венгры сопротивлялись. В конце концов их зажали с 3-х сторон и только тогда заставили уйти с подступов к Венеции.
Что же было на море? А на море к этому времени энергичный Пизанно построил уже 40 новеньких галер с нуля. Опять же на деньги своих партийных покровителей, которые вообще-то были не в ладах с формальной городской властью, ибо оббирали её до ниточки и поэтому не могли пользоваться фавором.
кь3
Кроме того, когда уже все забыли уже о нём и думать и практически выкрутились сами, с рейда по Адриатике вернулся рыжебородый Карло Дзено и его 12 галер с обученными профессиональными пиратами-головорезами. Теперь главное было не упустить почуявшего неладное соперника, но как удержать на месте быстроходные генуэзские галеры до прихода всех сил? На помощь пришла смекалка! Пиззано придумал затопить у берегом Кьожи, где всё ещё стояли генуэзские корабли старые грузовые баржи и прочий хлам, забив трюмы посудин камнями. Таким образом, флот соперника был обездвижен и уничтожен в первых числах 1380-го года, адмирал Дориа убит осколком. Ну и Генуя после этого больше не поднялась с колен, хотя чахла и усыхала ещё очень долго.
Ну а победительница, блистательная Венеция, напившись крови собственных детей, тоже пошла на закат, ибо основные бонусы достались, как всегда это бывает теневым фигурам: австрийскому герцогу за то, что помог отрезать пути отступления Каррары достались сухопутные владения, где он хоть и управлял от имени Венецианской республики, все доходы клал себе в карман. Венгры как ни странно тоже оказались в плюсах – им тоже перепало жирных итальянских земель и от Генуи, и от Венецианской республики тоже.

RSS Понравилась заметка? Подписывайся на обновления блога!

В рубриках: Тактика | Комментировать »

Кобылицы при Куртре, 1302

18.07.2014 Nadin

Война даже в рыцарские времена не чужда подлости и коварства. Когда на кону слишком много, чтобы проиграть, любая мелочь, любое действие, направленное на повышение твоих шансов оправдано в исторической перспективе. В конечном итоге ведь всегда историю пишут победители, а стенания проигравших интересны только неудачникам да гуманистам – не знаю, что хуже.
В то же время война, и в особенности, тактика вечно овеяна каким-то невидимым фимиамом из слухов, историй, легенд, небылиц, которые нет-нет да просачиваются в официальные исторические хроники из пьяных таверн, тайн исповеди и рыночных сплетен.
Уж казалось бы Иоанн Винтертурский – до чего же серьезный хронист, а всё равно ведь не удержался от вставки бульварного элемента стратегии в описание битвы при Куртре.
На полном серьезе он рассказывает, что фламандцы якобы сели все до единого на кобылиц для того, чтобы кони французских рыцарей воспылали страстью к кобылицам и понеслись к ним на всех парах через поле, усеянное ямами с кольями и прочими ловушками.
Уж не знаю, могли ли на приличном расстоянии жеребцы – гордость тяжелой кавалерии блистательного француского войска — и правда почуять жеребиц, влюбиться в них и в стрессовой обстановке вместо того, чтобы спасаться от стрел, огня, барабанов ломануться в поисках случек. Однако, люди, обсуждавшие громкую битву после её окончания, в это поверили и их, по-видимому их это настолько впечатлило, что стали друг другу пересказывать всё с новыми и новыми пикантными подробностями. В итоге эта история дошла до маленького швейцарского монастыря, где скромный инок, давший обед безбрачия и снедаемый борьбой с плотскими желаниями, всё додумал, сформулировал и записал. The battle of Courtrai

RSS Понравилась заметка? Подписывайся на обновления блога!

В рубриках: Тактика | Комментировать »

« Раньше